Вернуться к Главной странице Вернуться к Главной странице

• <<<<< •

 

 Храм Новомучеников и исповедников российских
в пос.Коммунарка
Подворье монастыря

Иеромонах Стефан, настоятель храма

В 1999 году земля бывшего спецобъекта НКВД «Коммунарка» была передана Русской Православной Церкви. У Свято-Екатерининского монастыря появилось третье подворье.

Три спецобъекта НКВД — Сухановка, Бутовский полигон и «Коммунарка» находились в Ленинском районе Подмосковья и стали местами скорби и нечеловеческих страданий тысяч и тысяч наших соотечественников.

Спецобъект «Коммунарка» получил свое название по имени подведомственного ОГПУ-НКВД совхоза, на землях которого он размещался. Когда-то территория спецобъекта была имением, вернее, лесной мызой — с господским домом, к которому вела широкая липовая аллея, небольшими хозяйственными постройками и проточным прудом в глубине леса. В 1927 году бывшая усадьба была передана под дачу наркому Г. Г. Ягоде. После его расстрела в марте 1938 года дача некоторое время пустовала, а потом была определена под захоронения расстрелянных. Есть мнение, что первоначально территория «Коммунарки» предназначалась для тайных захоронений чекистов. Это подтверждается записью в рабочем блокноте наркома НКВД Ежова и «расстрельными» списками от 2, 8 и 20 октября 1937 года. Люди других категорий начали попадать сюда с 21 октября 1937 года. Систематические захоронения расстрелянных производились здесь до середины октября 1938 года. В 1939 году имелись лишь единичные случаи. Данных о расстрелах 1940 года пока не имеется. Но вскоре после начала войны, всего за три дня — 27, 28 и 30 июля было уничтожено 513 человек. Самыми многочисленными после 1937—1938 годов были расстрелы 16 октября 1941 года. В этот трагический день, когда стала реальной сдача Москвы немцам, по приговорам Военной коллегии и военных трибуналов расстреляли 220 человек. Затем территория «Коммунарки» была брошена. По свидетельству местных жителей, дом вместе со сторожевыми собаками на цепях и все постройки поздней осенью 1941 года были сожжены, а имущество расхищено. Но в конце войны здесь снова выстроили дом, и в нем опять разместились службы НКВД.

Расстрелы военных и послевоенных лет, по мнению исследователей, занимающихся этой проблемой, скорее всего, производились на территории Бутовского полигона.

Расстрелянные на спецобъекте «Коммунарка» относились преимущественно к «заговорщицкой верхушке», как писали следователи тех лет. Списки захороненных здесь отличаются от всех подобных списков. Мы находим тут имена известных Государственных и партийных деятелей — наркомов и заместителей наркомов СССР и РСФСР, председателей совнаркомов союзных республик. Жертвами «Коммунарки» стали высшие военачальники: легендарные комдивы, комкоры, командующие флотами, дипломаты, руководители Разведупра и контрразведки, начальники громадных лагобъединений, рядовые чекисты. В списках здешних жертв — директора крупнейших заводов, главков и трестов, железнодорожники, ученые, врачи. Многие проживали перед арестом в знаменитом Доме Правительства (улица Серафимовича, 2), а некоторые даже в самом Кремле.

В земле «Коммунарки» лежат останки заместителя председателя Совнаркома Я. Э. Рудзутака, заместителя председателя ГПУ-ОГПУ, перед арестом — кандидата в члены ЦК ВКП(б) И. С. Уншлихта, бывшего начальника охраны Ленина А. Я. Беленького. Злую участь расстрелянных разделили оба бывших заместителя Ф. Э. Дзержинского: Я. Х. Петерс расстрелян и захоронен в «Коммунарке», а М. И. Лацис — на Бутовском полигоне.

В «Коммунарке» среди казненных — множество сотрудников и редакторов московских книжных издательств и газет; один из них — главный редактор газеты «Известия», кандидат в члены ЦК ВКП(б) Н. И. Бухарин. В списках расстрелянных встречаются имена известных писателей: Артема Веселого, Бориса Пильняка и др. С. Я. Эфрон (Андреев-Эфрон), бесследно пропавший муж Марины Цветаевой, лежит здесь же.

Участь многих высокопоставленных лиц разделили их родственники, жены, дети. В списках захороненных — Н. Е. Тухачевская, Н. В. Уборевич, Е. М. Корк, Б. С. Гамарник (Авербух-Гамарник) и др. Сын и племянники первого секретаря компартии Грузии Нестора Лакобы были арестованы будучи школьниками четырнадцати-пятнадцати лет и через несколько лет расстреляны. В «Коммунарке» лежат останки двух сестер и жены бывшего владельца дачи Г. Г. Ягоды. Но встречаются здесь попавшие по прихоти следствия и обыкновенные советские служащие: библиотекари, музейные работники, студенты и, конечно, простые рабочие и крестьяне. В этой земле лежит немало высших сановников-иностранцев, например, председатель народного хурала Монголии, его секретари и министры — целое правительство в составе 35 человек. Как в Бутове, так и в «Коммунарке» захоронены представители более шестидесяти национальностей: русские, евреи, латыши, поляки, немцы... Образовательный ценз жертв «Коммунарки» очень высок: многие имели высшее образование.

Среди казненных есть и пострадавшие за веру. Но их здесь, в отличие от Бутовского полигона, единицы. Это ревностный подвижник Русской Православной Церкви, священник Серафимо-Дивеевского монастыря Павел (Боротинский), священник Феодор (Черний), бывшая учительница церковно-приходской школы, рабочий-столяр при церкви.

Расстрелянные и захороненные в «Коммунарке» были осуждены высшим органом советской военной юстиции — Военной коллегией Верховного суда СССР, в ряде случаев — военными трибуналами или «в особом порядке» (то есть без вынесения приговора). Некоторые расстреляны по постановлениям внесудебных органов (особым совещанием, тройкой, двойкой и т.д.).

С середины 1940-х и до конца 1990-х годов территория спецобъекта, обнесенная высоким забором с колючей проволокой, строго охранялась.

Но времена менялись. 1989 год стал годом массовой реабилитации жертв сталинских репрессий. Начали открываться новые, неизвестные ранее страницы истории. В прессе регулярно стали печатать списки расстрелянных. Наконец, были названы и спецзоны — места массовых расстрелов и захоронений, изданы Книги памяти убиенных...

1999 год, как уже говорилось, был ознаменован передачей территории бывшего спецобъекта «Коммунарка» Русской Православной Церкви. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II выразил надежду, что в скором времени бывший спецобъект станет местом постоянной молитвы и покаяния.

Вскоре после передачи «Коммунарки» Свято-Екатерининскому мужскому монастырю, новое подворье посетил с братией Владыка Тихон. Какой-то безвестный прохожий, случайно оказавшийся в тот день на территории «Коммунарки», пожертвовал средства, достаточные для первоначального обустройства территории. 3 июля 1999 года монахами Екатерининского монастыря был установлен у въездных ворот Поклонный Крест; около него оборудовали площадку для совершения поминальных служб. В августе того же года были установлены деревянные беседки для отдыха паломников и родственников убиенных, одна — вблизи Поклонного Креста, другая — на берегу лесного пруда, расположенного в глубине территории, напротив мест захоронений.

В здании, занимаемом когда-то спецслужбами НКВД, решено было оборудовать небольшую домовую церковь. В январе 2000 года был получен антиминс для храма Новомучеников и исповедников Российских, а еще через десять дней в монастыре сделали и доставили на место жертвенник. 10 апреля 2000 года вышел указ о назначении настоятелем подворья иеромонаха Стефана (Макарова). Первая Божественная литургия в домовом храме состоялась в Троицкую Родительскую субботу. На подворье начались регулярные богослужения. Со временем Господь послал храму немногочисленных, но верных прихожан. Сначала изредка, а потом еженедельно (но только в летнее время) братия монастыря крестным ходом стала обходить территорию «Коммунарки», которая составляет более 18 гектаров леса.

Впереди много работы. Необходимы исторические, геофизические и археологические исследования с целью обнаружения погребальных ям и рвов. Сотрудниками научно-просветительского общества «Мемориал» подготовлена и издана Книга памяти «Расстрельные списки. «Коммунарка», Бутово», где имеются краткие биографические сведения на 4 527 человек. Работа над вторым томом продолжается. Предполагается установить на территории «Коммунарки» памятные доски с именами расстрелянных и захороненных здесь. Но станут ли известны нам все имена погибших, кто знает? Может быть, «Коммунарка», как и Сухановская тюрьма, не откроет нам многих своих тайн.

Управляющий Московской епархией Высокопреосвященнейший митрополит Ювеналий благословил строительство в «Коммунарке» каменного храма в честь святых Новомучеников и исповедников Российских. Нашлись покровители и жертвователи, пожелавшие внести посильную лепту в это святое и богоугодное дело. Архитектурный проект храма был утвержден Высокопреосвященнейшим Ювеналием. Летом 2001 года заложили фундамент, а всю зиму братия завозила на территорию «Коммунарки» строительные материалы для будущего храма. Возведение стен было начато весной 2002 года. В стенах храма 11 августа 2002 года состоялось богослужение — чин на освящение основания храма. Возглавил богослужение епископ Видновский Тихон.

На территории «Коммунарки» установлены два памятника убиенным. В присутствии посла и монгольской правительственной делегации зимой 2002 года был открыт памятник расстрелянным и захороненным здесь членам правительства Монголии. А 27 октября 2002 года состоялось торжественное открытие памятника жителям Якутии, пострадавшим здесь в годы сталинских репрессий. На открытии присутствовали президент и члены правительства Якутии, архиепископ Якутский и Ленский Герман, посетивший бывший спецобъект уже во второй раз, представители руководства Москвы, Московской области и Ленинского района. Непрекращающийся ни на мгновение осенний дождь не помешал выступлениям членов делегации и родственников погибших. Архиепископ Герман отслужил заупокойную литию и освятил памятник. Гости посетили строящийся храм.

Раз в год на территорию бывшего спецобъекта «Коммунарка» приезжают родственники расстрелянных. Эти поездки организовываются обществом «Мемориал» и Постоянной межведомственной комиссией по восстановлению прав необоснованно репрессированных при Правительстве Москвы. Но некоторые предпочитают приехать сюда в другие дни, чтобы побыть здесь в тишине и уединении, вспоминая своих близких, которых они потеряли, будучи еще детьми. Они ищут утешения в молитве, в беседе с настоятелем храма — иеромонахом Стефаном...

Жизнь на подворье суровая. Порой здесь нет самого необходимого: питьевой воды, электричества. Но горят свечи, теплятся лампады, постоянно читается Псалтирь в память убиенных, во очищение и спасение собственных душ.

 

 

 

 
Copyright © 2004, Свято-Екатерининский мужской монастырь